Профиль на Facebook

Блог Алмасбека Садырбаева на Facebook

Алмасбек Садырбаев родился в г. Талдыкорган, Алматинкой обл.

Образование

Алмасбек Садырбаев закончил Центрально-Азиатский университет, специальность — «Экономика».

Карьера Алмасбека Садырбаева

Алмасбек Садырбаев работал начальником отдела государственных закупок Алматинского управления координации занятости и социальных программ.

Председатель правления Agroholding QAZYNA.

С 2017 г. — председатель Республиканской палаты овец мясного направления пород Гемпшир, Суффолк и мясного Мериноса.

С 2018 г. — председатель правления объединения юридических лиц «Ассоциация сельскохозяйственных производственных кооперативов Республики Казахстан».

С 2019 г. — Алмасбек Садырбаев председатель Национальной ассоциации овцеводов Казахстана Shopan-ata.

Цитаты

«Проблема с кормами касается всей страны, — сказал Алмасбек Садырбаев. — С кормами у нас очень худо.  В этом году, конечно, виноваты климатические условия — аномальная жара, отсутствие дождей. Хоть правительство, Минсельхоз, не признают джут, но он есть, и причины этого — низкий сбор трав. Плюс, у нас из страны, по причине открытых шлюзов всего и вся, вывезены ячмень, пшеница, отруби. Всё вывозится. Это повлияло на то, что, например, пшеница доходила в цене до 150 тенге за кило. Ситуация критическая. На неё повлияло всё вкупе, и чисто природное явление аномальной жары, ну и, конечно, наша безграмотная аграрная политика в течение ряда лет, я бы даже сказал, десятилетий.» (август 2021 г.).

«Чтобы минимизировать ущерб, нужно наращивать площади поливных земель и развивать кормопроизводство. Дело в том, что сейчас у нас нет политики развития кормопроизводства как таковой. Возьмите любые программы, почитайте, и вы не найдёте там ничего конкретного и путного по развитию кормопроизводства. Поэтому этот вопрос сегодня так остро и стоит. Хотя, всем известно, что это ключевой аспект, это азы животноводства. Оно всегда держалось на трёх китах — селекция, менеджмент, и самый главный кит — кормопроизводство. А теперь, представьте, наше животноводство держится всего на двух китах, да и те — проблемные. А кормопроизводства как такового вообще нет! Единственное, где оно есть — в больших хозяйствах, на молочно-товарных фермах и в крупных агроформированиях. В средних и мелких хозяйствах этого нет абсолютно. Поэтому, наше животноводство сейчас лишено опоры. Нужно его развивать — через орошаемые поля, через поддержку селекционной работы по семеноводству.» (август 2021 г.).

«Думаю, что на западе и в южных областях масштабно разводить КРС не имеет смысла. Наши предки с запада и юга традиционно занимались овцеводством, коневодством, верблюдоводством. Они всегда были основными видами местного животноводства. КРС в этих областях раньше не было, поэтому, действительно, тут большой вопрос, как поступать? На мой взгляд, тысячелетняя история сама всё доказала и сдала все тесты. А, в целом, конечно, разводить животных нужно. Тут их разводили, разводят и будут разводить дальше. Единственное, из-за возникшей экологической проблемы и не совсем правильной аграрной политики сейчас сложилась не самая благоприятная ситуация для этого.» (август 2021 г.).

Читать по теме: «Ситуация с кормами остается критической». 

«Государство предоставило беспрецедентные меры поддержки, и фермеры еще будут за них «благодарить» коронавирус. Общество и Правительство поняли, как важна своев­ременная поддержка аграриев. Теперь нужны механизмы, чтобы поддержка государства фермерам была эффективно реализована» (апрель 2020 г.).

«Никто не против того, чтобы мы продавали мясо. Пожалуйста. Но вывозить племенных животных нельзя!  Минсельхоз запретил вывозить из страны телят до года, телочек старше года и коров. А тут блогер рекламирует: вот вам телки породы ангус, вот вам коровы, хотите — вот стельные коровы с теленком внутри» (январь 2020 г.)

«Поголовья у нас недостаточно. Мы не достигли того уровня, который у нас был на заре независимости. Это следствие того, что происходили определенные упущения в агрополитике. Возможно, сейчас пытаются что-то выровнять. Вот все говорят: экспорт, экспорт. Экспорта не будет,  пока не будет собственного поголовья. Собственное поголовье воспроизводится через маточное поголовье. А если маточное поголовье будут продавать живьем за рубеж, у нас никакого роста не будет. Получается, мы все кредиты, все субсидии вкладываем для того, чтобы там где-то узбекский или киргизский брат торговал и на этом зарабатывал?  То есть мы будем опять же сырьевым придатком, как некогда наши предки были сырьевым придатком Коканда, Хивы, Китая. А выходить из этого надо только с переработкой. У нас нет  дефицита мяса только по баранине. По остальным видам — дефицит. И продавать этот дефицит туда же, в Узбекистан, это не есть хорошо.» (декабрь 2019 г.)

«У мелкого фермера нет доступа ни к субсидиям, ни к финансированию, но вместе с тем он занимается этим бизнесом. Они не имеют тех преференций, которые есть у  крупных  предприятий.» (декабрь 2019 г.)

«Вот этот посыл, что Мясной союз отказался от субсидий, он исходит от МСХ… Сейчас государство выделит деньги на закуп маточного пологоловья, а после выяснится, что маточного поголовья у нас нет. И что делать нам? Нам останется тогда опять бежать в Россию и покупать. Смысл какой? Поэтому это ограничение — правильное» (декабрь 2019 г.).

«14 лет назад я и не думал, что буду заниматься овцеводством. Мой отец, потомственный чабан, не хотел, чтобы я занимался делом, которому он посвятил 40 лет жизни. После его смерти мне в наследство досталось около полутора десятка овец. Продать совесть не позволила. На свое счастье, встретил ученых из Казахского НИИ овцеводства. От них узнал о мясо-шерстной породе гемпшир. И мы вместе стали проводить опыты по осеменению овец замороженным генетическим материалом из Австралии и Новой Зеландии. Через десяток лет у меня появилась племенная отара из гемпширов, а до этого — сплошные неудачи и гибель животных, участвовавших в экспериментах.» (октябрь 2019 г.)

«В 2016 г. вокруг меня появились первые 65 хозяйств и 17 тыс. овец. В 2017 г. — 485 хозяйств и — вау! — 42 тыс. овец. 2018 г. — 2000 и 100 тыс. овец. Как только стало известно об этом, пошли звонки. В первую очередь — от представителей арабов и китайцев. Не успел Казахстан слегка открыть в прошлом году свои границы для экспорта нашего мяса в арабские страны, как оно подорожало до 1900 тенге. Китайцы нам тоже в этом помогают. У них проблема: из-за африканской чумы они пустили под нож 80% поголовья свиней. Напомню: Китай является лидером по производству этого вида мяса: более 55% мирового рынка по свинине принадлежит этой стране. Из-за огромного дефицита внутреннего рынка в животном белке они теперь свои взоры обратили на другие страны, в том числе на Россию и Казахстан. Это в ближайшее время приведет к очередному удорожанию мяса. В том числе и на внутреннем рынке Казахстана. По моим прогнозам, к концу года до 3 тыс. тенге за кг. Я, как фермер и как бизнесмен, этому рад: наш труд, очень нелегкий, должен быть высокодоходным» (октябрь 2019 г.).

«Применяемый сегодня во всем мире интенсивный метод гораздо эффективнее и с финансовой точки зрения, и в плане использования пастбищ: на клочке земли площадью 20 га при грамотном ее использовании можно выпасать от 300 до 600 голов овец.» (октябрь 2019 г.)

«Несправедливое отношение государства, министерства сельского хозяйства и холдинга «КазАгро» к овцеводству как к отрасли. Я уверен, 85 % средств, выделяемых на кредитование «КазАгро», уходит в сферу крупного рогатого скота. Какой от этих денег выхлоп? Мы все знаем, что наши откормочные площадки не смогли выполнить обещание по экспорту 60 тыс. тонн мяса. Новая программа развития животноводства, принятая в прошлом году, поддерживает 30–50 агроолигархов, которые владеют откормочными площадками. Может быть, в системе это правильно, но зачем ущемляют права малых и средних хозяйств?» (август 2019 г.)

«Почти все субсидии уходят олигархам. При этом в их руках находится лишь 10 % поголовья КРС. А вот в ЛПХ находится 80% скота. Так кого надо стимулировать?» (август 2019 г.)

«Овцеводством и в целом животноводством занимались ещё наши предки. Это та самая отрасль экономики, которая будет всегда востребована. Нефть рано или поздно закончится, а овец мы будем пасти всегда. Сегодня нужно поднимать престиж овцеводов и чабанов. Нужно избавляться от пренебрежительного отношения к профессии чабана. Лично я считаю себя чабаном и горжусь этим.» (сентябрь 2018 г.)

«Казахстан не может экспортировать мясо еще 5-7 лет, пока мы не закроем свой дефицит. Сегодня мы импортируем порядка 50 тыс. тонн говядины. Хороший хозяин продает только излишки, а не то, чего ему самому не хватает. А излишки появятся при стаде КРС в 8 млн голов.» (март 2018 г.)

Семья

Алмасбек Садырбаев женат, воспитывает двоих детей.

Чтобы актуализировать информацию в разделе досье или компании, присылайте обновленные данные на почту info@eldala.kz

Подготовлено по материалам открытых источников
Обновлено Вчера