Мясо в бутылке: почему не сработал запрет на вывоз скота

Активность закупщиков живого скота из Узбекистана не может не тревожить казахстанских переработчиков и владельцев откормочных площадок. Чтобы понять, какой вектор сотрудничества в животноводстве пытаются продвигать соседи, группа руководителей крупных животноводческих хозяйств и отраслевых ассоциаций 14-17 июня побывала в Ташкенте в рамках бизнес-тура, организованного Diplomatic club.

- Особенно нам был интересен тот момент, как покупатели из Узбекистана умудряются давать казахстанским фермерам цену значительно выше той, которая на нашем рынке экономически оправдана, - рассказал Ернур Айдаркин, исполнительный директор Kusto Agro.

 

Сырьевой придаток

В структуру Kusto Agro входит компания KazBeef – вертикально интегрированное предприятие полного цикла производства говядины, от племрепродуктора и откормочной площадки до мясокомбината. И оно на себе также ощущает влияние оттока скота с казахстанских ферм в Узбекистан.

Читать по теме: Казахский скот ушел в Узбекистан

То есть, повторяется ситуация 2019 году, когда за границу (главным образом, именно в Узбекистан) ушло 156 тыс. КРС и 263 тыс. МРС. В том числе, большое количество маточного поголовья - более 8 тыс. тёлок и почти 160 тыс. овец. После этого Минсельхоз РК ввел мораторий на вывоз живого скота, который держался почти весть прошлый год. В ноябре 2020 действие запрета для бычков и баранчиков закончилось (для маточного поголовья осталось в силе), и караваны живого скота вновь устремились в Узбекистан. За два последних месяца 2020 года туда ушло 19 900  голов КРС и 8 338 голов МРС.

В ходе встречи с животноводами Казахстана представители Комитета ветеринарии Узбекистана озвучили новые цифры: за пять месяцев 2021 года в Узбекистан из Казахстана было доставлено 58 340 голов КРС и 62 600 голов МРС.

Узбекистан от своей стратегии закупа молодняка в Казахстане отказываться не собирается и дальше. Тут строят собственные мясокомбинаты и откормочные площадки. Основной поток молодняка планируют и в будущем получать из Казахстана: покупать бычков в весе 200 – 300 кг, доводить их до убойных кондиций 450 – 500 кг, и обеспечивать добавленную стоимость и за счет откорма, и за счет выпуска готовой продукции.

Читать по теме:  Узбеки «сметают» казахстанский скот

Откормленный скот фермеров Узбекистана особо не интересует. Получая большой объем силоса за счет выращивания кукурузы на поливе, они с его помощью откармливают молодняк сами, добиваясь до 2 кг привеса в сутки. Таким образом, Узбекистан решает две задачи:

Во-первых, повышает занятость своего населения, поскольку на селе работы практически нет (особенно в Каракалпакстане). Эта цель понятная, но тут у Казахстана должен быть свой интерес – занять работой собственное сельское население, которое также страдает от нехватки рабочих мест.

Во-вторых, откармливая скот самостоятельно, узбекские фермеры получают добавленную стоимость, которая и определяет рентабельность животноводства. Оставаясь в роли поставщика молодняка (по сути, сырьевого придатка), животноводство Казахстана устойчиво на ноги никогда не встанет – прибыльность останется минимальной.

 

Условие развития

Нынешняя ситуация привела к тому, что откормочные площадки Казахстана сейчас ушли от своей изначальной функции. Откорм скота здесь уже не идет, поскольку спроса на эту продукцию нет. Чтобы как-то выживать, закрывать свои долги и издержки, они переквалифицировались просто в трейдеров: собирают молодняк у фермеров Казахстана, консолидируют его в товарные партии – и отдают узбекским партнерам, которые потому уже и ведут откорм у себя в стране.

- Конечно, винить в этом наши откормочные площадки нельзя – для них это вынужденный шаг, вопрос выживания, - отметил Ернур Айдаркин. – Такие условия диктует нынешний рынок, и они под него подстраиваются. Другого сбыта, кроме как в Узбекистан, сейчас просто нет. Но если рынки откроются, откормплощадкам станет выгодно зарабатывать на привесах, а не на скупке и перепродаже молодняка.

Если же все останется, как сейчас, то весь потенциал Казахстана по кормовой базе останется не задействованным. Кроме того, это потеря рабочих мест в сельской местности, для государства – налогов и прочих платежей, которые дает развитие бизнеса.

Читать по теме: Что будет с ценами на мясо в 2021 году

- Это то, что мы сейчас, имеет, - резюмировал Ернур Айдаркин. – И эту ситуацию мы можем переламывать только через открытие рынков сбыта готовой продукции. И запреты на экспорт живого скота тут не помогут. Все понимают, что запреты не работают – скот остается невостребованным, цена на него падает. И в конечном итоге, страдают фермеры. Нам нужно другое – выбить пробку из этого узкого горлышка, и обеспечить поток нашего мяса на внешние рынки.

Открытые рынки для готовой мясной продукции – важнейшее условие дальнейшего развития всей животноводческой отрасли. Должны заработать мясокомбинаты на полную мощность, создавая добавленную стоимость. Только за счет этого они смогут предлагать фермерам боле высокие закупочные цены на скот, конкурируя с узбекскими покупателями.

Читать по теме: Казахстан теряет маточное поголовье по «серым» схемам

Пока же мясопереработка находится в стагнации из-за нехватки сырья. Отечественные мясокомбинаты год за годом стоят загруженные на 25-30%. И это при том, что рынок Казахстана почти на 40% зависит от импортных колбас. Согласно данным статистики, в 2020 году Казахстан импортировал 56 365 тонн мясопродуктов на $113,7 млн.

 

Перспективы HoReCa

Таким образом, продажа живого скота в Узбекистан сейчас снижает рентабельность всей отрасли животноводства еще и в силу отсутствия переработки.

Однако, как уже было отмечено, запрет на экспорт бычков, который действовал в 2020 году, все-таки не выход. Опыт прошлого года показал, что в случае отсутствия экспорта и скот, и готовое мясо остаются в стране без движения. Поэтому нужно не запрещать вывоз скота, а создавать условия, чтобы отечественные переработчики и владельцы откормплощадок могли конкурировать по цене с узбекскими покупателями.

Читать по теме: Экспорт живого скота стремительно наращивает Туркестанская область

А это даст только вывод на внешний рынок готовой продукции (мяса и мясопродуктов), а не живого скота. В том числе, нужно стараться и в Узбекистан поставлять мясо, а не живой скот.

- Наша компания уже начала продажи мяса в Узбекистан, работаем в сегменте HoReCa, - отметил Ернур Айдаркин -  Объемы пока небольшие, но мы видим динамику – рынок потихоньку начал расти. Потенциал есть. Пока мы продаем в месяц 6-7 тонн.

При этом, для диверсификации сбыта, Казахстану необходимо открывать новые рынки. Тут потенциал очень высок в Азербайджане, в Турции, в Грузии и в ряде других стран.

Читать по теме: Узбеки забирают казахстанских ягнят

В этом процессе мяч на стороне Минсельхоза РК, а вернее, его Комитета ветеринарного контроля и надзора. Необходимо заключение двусторонних ветеринарных соглашений со странами-покупателями.

- Со своей стороны, мы написали письма в Минсельхоз РК, а наши потенциальные покупатели в странах-партнерах – в соответствующие госорганы своих страна, - пояснил Ернур Айдаркин. – Ждем результатов.

 

Закрытый Китай

И конечно, нельзя забывать про Китай. К сожалению, это перспективное направление остается закрытым для казахстанских производителей мяса. Например, KazBeef еще полтора года назад прошел все необходимые процедуры и подал документы в китайские органы. Но ответа нет до сих пор. В аналогичной ситуации многие другие мясокомбинаты Казахстана.

Всего в настоящий момент аккредитацию на поставки говядины (правда, только замороженной – это наименее выгодный товар) имеют лишь четыре мясокомбината страны. Но фактически, возможность экспорта закрыта и для них.

Читать по теме: Рост цен на продукты в Казахстане связали с внешними рынками​

Например, у ТОО «Актеп», имеющего аккредитацию на Китай, «зависли» несколько сот тонн готового к отправке мяса.

- Ситуация такая: разрешение на поставки мы имеем, и при обращении в центральные органы Китая нам отвечают – «Да, вы можете привозить мясо», - рассказал Арслан Исманов, директор ТОО «Актеп». - Но фактически, СУАР, где свое правительство, не запускает груз, ссылаясь на риск проникновения коронавируса. Мы даже провели своеобразный эксперимент (хоть и заранее знали его итог): загрузили небольшой грузовик мясом и отправили его на границу. Конечно, его не пропустили.

В итоге, производителю приходится искать выход из ситуации, реализуя часть мяса внутри Казахстана, а также понемногу поставляя его в Россию. Но в этом случае цена ниже, чем в Китае, и мясопереработчики работают или в ноль, или даже себе в убыток.

Читать по теме: Экспорт скота в Китай взорвет цены на мясо​

Таким образом, перед Минсельхозом РК стоит задача обеспечить возможность поставок мяса в Поднебесную на де юре, а де факто. Кроме того, необходимо договариваться об открытии экспорта туда более дорогого охлажденного мяса, а также субпродуктов, которые могли бы обеспечить переработчикам дополнительную рентабельность.

Сергей Буянов, фото автора

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Казахстана на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

article